Каждый человек обязан знать, среди какой красоты и каких нравственных ценностей он живет. Он не должен быть самоуверен и нагл в отвержении культуры прошлого без разбора и "суда". Каждый обязан принимать посильное участие в сохранении культуры. Д. Лихачёв

суббота, 27 ноября 2010 г.

«Расстрелянные судьбы»

Я заинтересовалась вопросом, за что были подвергнуты репрессиям жители села Харламово, какая участь постигла их семьи. Я изучила публикации Б.А.Сеченова «Безвинные» в газете «Таврические новости», где нашла многие фамилии односельчан и включила их в свою работу. С дочерью Ляпунова Н.Т. Марией Николаевной Науменко познакомилась на встрече с ней в школьном музее. Неоднократно беседовала с Кондрашевым Василием Минаевичем – сыном репрессированного Кондрашева М.Г. Систематизировала ранее собранный материал, хранящийся в школьном музее. Часть материала и фото использовала в своей работе. Прочла книгу В.М. Самосудова «Большой террор в Омской области». Привлекала к работе одноклассников, родителей, друзей.
     Я попыталась суммировать сведения, обобщив сказанное, проследить, как сложились судьбы детей безвинно репрессированных родителей, жителей села Харламово.
1937 год…
      Это потом с вершин времени будет известно, что он открывал трагедию большого сталинского террора. В передовой статье «Омской правды» 1 января 1937 года отмечалось: «С чувством тревоги встречал каждый новый год рядовой труженик нашей страны в проклятую пору капиталистического рабства… С чувством гордости и радости встречает свободная социалистическая страна 1937 год. С этим же чувством провожает она и год минувший, замечательнейший год сталинской эпохи. Мысли всего народа посвящены великому Сталину, который блеском своей гениальной мысли освещает путь в будущее, который привёл страну к великой победе и приведёт к ещё большим победам в борьбе за коммунистическое общество».
      Как уже было заведено, подводили итоги достижений. Был «в основном» построен социализм. Принята самая демократическая в мире сталинская конституция. Коллективно рапортовали Сталину целые отрасли. «Омская правда» 4 января поместила рапорты наркома пищевой промышленности Г. Орджоникидзе и лёгкой промышленности И.Любимова. Помещены их портреты. И не предполагал народ, какая радость ожидает его в новом году… Январь 1937 года открывал не только новый год. Он открывал новый этап в политическом развитии общества. Начнётся невиданная в истории России борьба с врагами народа. Она принимает такой характер и масштабы, что врагом народа окажется… сам народ. Всё это пережила и омская земля.
      Более 10 лет Сталин шаг за шагом подходил к массовому террору и окончательному закреплению тоталитарного режима. Первым ударом было разгромлено крестьянство, насильственно загнанное в колхозы и частично уничтоженное. Новый удар наносился по всем слоям общества, которое нужно было парализовать страхом и загнать в социализм в его сталинском варианте. Ошибки Сталина и его клики переросли в преступления.
Установки сталинского руководства на развёртывание массовых репрессий были приняты к исполнению. Повсеместно развёртывалась компания по выявлению врагов народа и одобрению действий центра. Этот удар постиг многие семьи, пострадали дети и жёны репрессированных людей. Теперь, когда восстановлена законность в отношении репрессированных, проведена их реабилитация, издана многотомная областная Книга Памяти жертв политических репрессий «Забвению не подлежит» со списками имён более 32 тысяч невинно пострадавших на территории области, где названы, по имеющимся данным свыше, 400 тавричанцев, в том числе около 200 расстрелянных, появились документальные публикации на эту тему, когда дети и внуки обвинявшихся получают достоверные ответы на запросы о судьбе своих родных или знакомятся с их делами в архивах, стало возможным рассказать последовательно, во времени если не обо всех, то о многих наших земляках, на чью долю выпала горькая участь быть расстрелянными, умереть в тюрьмах, лагерях или ссылке, долгие годы томиться в заключении или на поселении вдали от родного дома, подвергнуться гонениям членам семей «врагов народа». 
1937 год в судьбах жителей села Харламова
      В нашем селе Харламово живёт Кондрашев Василий Минаевич. Колесо истории также исковеркало его детство. Родился он в деревне Новотелегино в 1925году в большой и дружной семье. Мать звали Марфой Григорьевной, отца Минаем Гурьевичем, он работал скотником. Минай Гурьевич был репрессирован за чтение Библии, Евангелия, Псалтыри. 15 августа состоялся суд, а 17 августа Миная Гурьевича расстреляли и неизвестно где похоронили. Семье в те годы было трудно, детей не уважали, тыкали пальцем, считали детьми врага народа. Мать увезла детей в Камышино. В 1943 году Василия Минаевича забрали в Армию. Он служил в 221 Мореупольской стрелковой дивизии 625 полка рядовым. В. М. Кондрашев честно и мужественно защищал нашу Родину. Заслуженно был награждён Орденом Славы (III степени), медалью «За отвагу», «За взятие Кенигсберга» (Калининградская обл.),
 « За победу над Германией», « За победу над Японией».
      Вернувшись со службы в Армии, Василий Кондрашев женился, уехал с семьёй в Омск, где прожил 7 лет. В конце 1949 года родился первый сын, который живёт сейчас в Тольятти, в 1956 году на свет появился второй сын, который живёт в Оренбурге.  Василий Минаевич желает молодёжи счастья, здоровья, любви, а главное, чтобы они никогда не забывали своих родителей.
     Также пострадала в то время Горденко Зинаида Минаевна (сестра В.М. Кондрашева). Её мать жила в Самарской губернии с мужем и 3 детьми. В 1922 году в результате сильной голодовки умер муж и дочь. Мать Зинаиды Минаевны сошлась с мужчиной – Кондрашевым Минаем Гурьевичем, имевшим 9 детей. Жена его умерла, а сын 20-ти лет замёрз. Вскоре родились Зинаида, Надежда и Василий. Их отец, когда был молодым, работал в исполкоме. В последнее время животноводом в колхозе Новотелегино. Был он очень спокоен, не пил, не курил,  верил в Бога. В доме были Библия, Евангелие, Псалтырь. Ночью, 27 июля 1937 года домой приехали из НКВД, обыскали и ничего не нашли. Забрали все документы, фотографии, 3 божественные книги и отца вместе с двумя его сыновьями. Старший сын умер в заключении, а младшего во время войны отпустили на месяц домой, а после на передовую, на фронт. Через месяц пришла похоронка, сейчас он записан в книге Памяти. Василию было 12 лет, Зинаиде 11 лет, а младшей Наде всего 7 лет. Им пришлось из Новотелегино уехать в с. Камышино в страхе за то, что их посчитают «врагами народа». Дети М. Г. Кондрашева говорили, что их отец умер. 
       Про отца не слышно было 50 лет. Всё это время семья жила без документов, получили их через суд 19 марта 2002 года. 21 июля семье прислали документы, в них было сообщено, что его водили на допросы до 15 августа. Без суда расстреляли 17 августа 1937 года, так как не отказался от Бога. Позже суд присудил выплачивать10 рублей семье М. Г. Кондрашева ежемесячно и пожизненно,   …а сейчас у З.М. Горденко четверо детей, семь внуков и восемь правнуков.
             … а вот Мария Николаевна Науменко не смирилась, не сдалась. Всё выдержала, всё вынесла. Возможно, непокорность судьбе дочери «врага народа» помогла снять с отца чёрноё клеймо, которое было поставлено на имена многих его сверстников. В 1935 году в с.Харламово переехала семья Николая Ляпунова и поселилась в одной из крохотных
комнат барака, именуемого ныне «четвертушками». В первый же день Николай пошёл к коменданту Харламовского совхоза, и тот ему дал детскую кровать, сколоченные стол и табуретки. Николай был репрессирован 8 апреля 1938 года как «враг народа». Мария Николаевна вспоминает: «Отец чувствовал, что вот-вот должны забрать. А накануне
      загорелась мельница, и он кинулся вытаскивать муку. Отец весь обгорел. Назавтра директор его вызвал, заставил выдать ему новую одежду: полушубок, рабочие ботинки, брюки. На утро в этой одежде и забрали. Отец заведовал нефтескладом. Совхоз готовился к посевной. Однажды он приехал из города поздно вечером, залил последние бачки горючим, а утром решил доложить директору, что к весенним работам всё готово. На следующий день его рано разбудили, сообщили, что из бочки бежит бензин. Вокруг нефтебазы была прорыта канава. Вода в ней взялась льдом, а сверху разлилось горючее». Старая женщина помнит, как все жители Харламово, кто блюдцем, кто пригоршнями, кто чем собирали горючее и сливали в ёмкости. Но, видимо, не всё удалось собрать. «Как уж там получилось; что на ёмкости краник открылся, или кто его отвернул, не знаю. Виновным оказался отец, тогда что-два слова: «враг народа», и судьба человека решена».
С тех пор мать и дочь никогда его не видели. Но память хранит его ласковые, тёплые руки, заплетающие косички единственной дочери, его голубые, будто чистое небо, глаза и светлые волосы. Сама Мария Николаевна смуглолицая, черноглазая, судя по всему, унаследовала внешность от матери. Всю жизнь они надеялись и ждали. Маша чуть научилась писать и сразу же начала его искать. Писала везде и всегда, даже в годы войны вызывали в райотдел, говорили, что отец осуждён на 10 лет без права переписки. Срок отбудет - придет. Ждите.
Срок этот прошёл, а его так и не дождались. И только с наступлением власти Хрущёва, когда началось разоблачение сталинских злодеяний, дочь опять начала поиски отца. Марии Николаевне всё время периодически сообщали, что следствие ведётся заново, наконец, оно было передано в областной суд, который за отсутствием преступления вынес в 1962 году решение о реабилитации Николая Трофимовича Ляпунова посмертно. Все его документы, переписку с областной прокуратурой, свидетельство о реабилитации, которого добивалась 20 лет, бережно хранит его дочь Мария Николаевна Науменко (копии этих документов и фотографии передала на хранение в музей школы). В общем-то не чувствовала от окружающих людей особого отчуждения, ненависти, но работники милиции «не одобряли», по-своему, её настырность. Они вызывали Марию Николаевну в самую скверную погоду, чтобы отомстить ей за её непокорность, за веру в отца, заклеймённого «врагом народа». Не страшась непогоды и препятствий, а ещё больше дурных вестей, она бесстрашно шагала два десятилетия трудной и горькой тропинкой к правде, чтобы вынести из полымя жизни чистый, ясный образ своего отца.
 В 1938 году был приговорён к 10 годам лишения свободы один из братьев семьи Пасько Игнат Никандрович. Сын его Афанасий Игнатьевич Пасько долгие годы жил и работал в с. Харламово, воевал на фронте. Дети и внуки его теперь живут в г. Омске и только из газет узнали теперь, что их отец пережил участь семей «врагов народа».
К 5 годам ИТК (исправительно – трудовой колонии) приговорены были первопоселенцы д. Новотелегино Телегины Пётр Трофимович и Иван Георгиевич, мать которого, Анна Петровна Телегина, в 90 – летнем возрасте была расстреляна без ссылки на закон в марте 1938 года. Старая женщина обвинялась в том, что «в прошлом имела имение, где в настоящее время расположен свиносовхоз имени Харламова, что в период колчаковщины оказывала белой армии помощь, как деньгами, так и продуктами…,проводила контрреволюционную агитацию политического характера…»
      В начале 1931 года в совхозе № 26 (с. Лобково) за контрсоветский саботаж были арестованы агроном-зоотехник В.И. Вялов, прораб М. С. Рацул и братья Колесниковы- электромонтёр Павел Фёдорович и слесарь Пётр Фёдорович. Но следствие признает саботаж неорганизованным, и все обвиняемые освобождаются.
      К 5 годам лишения свободы в ИТЛ приговаривается счетовод совхоза № 26 Василий Леонтьевич Багрецов. А его брат Александр Леонтьевич, счетовод из Ново-Телегино, - к 3 годам, как контрреволюционные пропагандисты и агитаторы.
      К 4 годам лишения свободы летом 1935 года облсудом был приговорён кладовщик совхоза им. Харламова С.А.Фролов. В вину которому вменялась пропаганда, подрывающая советскую власть.
      В начале 1936 года в совхозе им. Лобкова арестовали бригадира Л.Е.Охоту и зав. складом А.И. Косиванова, обвинив их в пропаганде и агитации против советской власти, а арестованный затем рабочий совхоза А.С.Байдаков обвинялся в недоносительстве о готовящемся контрреволюционном преступлении, после нескольких месяцев следствия Косиванов был на 5 лет заключён в ИТЛ с последующим поражением в правах на 3 года, Охоту освободили за недоказанностью вины, а Байдаков был приговорён к 1 году ИТР (исправительно-трудовых работ).
      В музее сохранились воспоминания жителей с. Харламово о репрессированном Адабире Владимире:
      М.К. Щемелёв: «Это был золотой человек, отличный труженик, летом и осенью работал на комбайне, на тракторе, а зимой ремонтировал технику в МТМ. Получал премии.»
       Г.И. Никодимов: «Осенью 1937 года к нам приехали из Крыма комбайнеры, чтобы помочь в уборке урожая. А местных комбайнеров поставили штурвальными к ним. Один из приезжих - депутат сказал, что комбайнер Адабир лучше нас понимает в технике. Зачем нас сюда прислали? Мы здесь не нужны».
      Ябров И.В.: «Владимира Адабира забрали поздней ночью, когда он только что вернулся с поля. Жена его и дочь после войны жили в селе Сосновском и там вскоре умерли».
      В музее на мемориальной доске записаны имена сыновей его Николая и Анатолия, которые добровольцами ушли на фронт и пали смертью храбрых в годы Великой Отечественной войны.
     23 сентября 1941 года был арестован кузнец МТМ Илюкин Василий Гаврилович, 1894 года рождения. В селе его называли мастером «золотые руки».
Реабилитирован 16 января 1989 года.
   17 марта 1938 года арестовали Кикимова Жапара, 1865 года рождения, муллу, жителя села Харламова.
    Скорбный список невинно пострадавших можно продолжать.
Память об этом поколении должна сохраниться в поколениях следующих. Это историческая память. Она нужна для того, чтобы не распалась связь времён. Без исторической памяти у следующих поколений не будет своей истории. Прекратится история народа – уйдёт с исторической арены сам народ.
Четвирикова Алёна, ученица 11 «А» класса Муниципального общеобразовательного учреждения «Харламовская средняя общеобразовательная школа».
Учитель: Олейник Л.С., заведующая школьным краеведческим музеем.

Комментариев нет:

Отправить комментарий