Каждый человек обязан знать, среди какой красоты и каких нравственных ценностей он живет. Он не должен быть самоуверен и нагл в отвержении культуры прошлого без разбора и "суда". Каждый обязан принимать посильное участие в сохранении культуры. Д. Лихачёв

воскресенье, 31 января 2016 г.

Храм в селе всем миром строили



 На краю села Харламово при входе на кладбище стоит маленькая часовенка, поблескивая новым куполом, в котором отражаются разбитые дороги, спешащие люди и тишина, которая, кажется, звенит.
    Построили ту часовню Смагины: Иван Максимович с сыновьями Иваном и Игорем да жители села, которых она сегодня и собрала вокруг себя.
       –Давно во мне сидела идея строительства часовни. В память, о людях, которых нет, – Рассказывает Иван Максимович. – Народ наш многострадальный много чего вынес, вот и решили с сыновьями долг сой человеческий отдать. А тут еще горе – жена моя, Татьяна, с которой вся жизнь пройдена, в сентябре 2013 года умерла. Хотелось и ее память увековечить.

    Живёт семья Смагиных на Таврической земле с 1934 года - переселенцы. Отец с матерью да восемь детей, младший – Иван в Омской области оказались случайно. Навсегда. Сороковые годы Иван Максимович вспоминает с болью: тяжёлые времена, горькие. Все мужское население села, вместе со всей страной, встало на защиту Родины. Два человека из деревни, что теперь похоронены на Харламовском кладбище, Арсенов Павел Константинович и Шведенко Федор Яковлевич, прошли всю войну, вернулись с наградами и еще долго своим трудом приносили пользу людям, стране. На подступах к Волгограду погиб брат Ивана Максимовича – Михаил, не было ему и 19 лет. Далеко его могилка – не наездишься. Теперь и его тут помянуть можно, считает Смагин.
    Женщины в войну взяли на себя весь крестьянский труд. Тяжёлый, порой, непосильный. Сестра Ивана Максимовича – Екатерина, как и многие другие женщины того поколения, трудилась в поле – растила хлеб, убирала урожай, управляла трактором ХТ3 15/30.
  –Тяжелый он, мужчина не каждый на нём усидит, не то, что работать. Управлялась, да как, от зари до зари. Тут схоронена Катерина наша. Ребёнком я был, когда началась война, голодное время, - вспоминает старший Смагин.
– Пять ртов нас было, ребятишек. Жили в бараке. Все больше впроголодь. Кто когда картошечку даст – праздник. За деревней свинарник стоял – мясо на фронт отправляли. Свинарки тетя Дуся Азеева, Мария Хариева кисель варили. Уж из чего он был, и не помню. Только горький сильно, но сытный, ели да добавки просили. Не жалели женщины для нас, последнее отдавали. И они тут похоронены. Учителя мои и моих детей тут лежат, да, что говорить, много хороших людей смерть унесла.
     Собрались Смагины, подсчитали финансы, обратились к отцу Олегу, настоятелю Свято- Успенского Храма, и решили: осилим. Выстроили за одно лето.
  - Люди помогали по мере возможности,- рассказывает главный строитель часовни. – В двух магазинах урны стояли для пожертвований: в Харламово и Лобково. Некоторые прямо домой деньги приносили. 52 тысячи насобирали. Фамилии всех, кто пожертвовал, кто строил, написал на листочке, закупорил в бутылку и тут в часовне спрятал, пройдет век, найдут потомки весточку из прошлого, будут знать, как строили, во что верили.
   Гарантийный срок эксплуатации часовни отмерил Смагин в 100 лет. А уж его слову не верить нельзя. Вся жизнь Ивана Максимовича связана со стройкой: работал мастером строительных работ, прорабом, куратором стройки в учхозе №2, строили там много, не то, что теперь. Самой большой своей стройкой считает животноводческий комплекс – один из самых современных по тем временам.

   -Зиму перезимовало наше детище и дальше стоять будет. Фундамент – перевернутый стакан – не треснет, не поведет, перекрытие – монолитная арматура, бетон весь вручную мешали – за качество отвечаем.
    Проект Иван Максимович разработал сам, ориентировался на часовню Свято – Успенского храма. Но детали, цветовое решение – иное, свое, пришли как будто само собой.
 - Я же старик, мне полагается результат трудов представлять, - улыбается строитель.
 - Храмостроение – отдельная отрасль, специфичная, - рассказывает отец Олег. – Много тонкостей, включая особую кладку, чтобы выполнить своды. Это сейчас они бетонные, раньше, как и все здания каменные были. Умельцев таких теперь не осталось. Харламовцы справились. И это, конечно, замечательный пример для всех. Знаю, что в Пристани есть люди уже несколько лет вынашивающие подобную идею, хорошо бы в Неверовке нашелся человек и достроил храм. В Радоницу освятили часовню в Харламове, панихиду провели, будем дальше проводить службы.
   352 тысячи 300 рублей ушло на строительство часовни – у Ивана Максимовича подсчитан каждый рубль. Из них 105 тысяч рублей стоил купол, который привезли Смагины из-под Челябинска.
  -Ближе не нашли, - рассказывает Иван Смагин, - объехали с отцом весь Урал. Нужен нам был восьмигранный с окошечками. Нашли.
- Почему так дешево? – спрашиваю.
-Так всем миром же строили, - отвечает Иван Максимович. – Кто кирпич из дома принес, кто мешок цемента, кто доску какую, а уж строители и вовсе, все свои.
    Иван Васильевич Куш, Геннадий Анатольевич Радченко, братья Кулагины работали все лето. 10 мая выполнили закладку и с 9 утра до 9 вечера с одним выходным трудились до самого сентября.
 - А жены против не были, что дома не бываете?
 - Да что вы, знали же, что благое делаем, - говорит Геннадий Анатольевич Радченко, пенсионер, бывший заместитель директора учхоза, - наоборот, поддерживали всячески. Вера она у всех в душе есть и во все времена была.
   Помимо основных строителей находились те, кто приходил на день, на несколько часов. Главным было – помочь. Сварщик Фёдор Николаевич Шведенко все сварочные работы выполнил бесплатно, хорошо помог родственник одного из основных строителей, сам из Украины, беженец Артём Вадимович Яскин, пока ждал документы – не мог устроиться на работу, занимался стройкой почти 2 месяца.
 - Когда строили, думали: наконец в нашем селе, - вздыхает Иван Максимович, - появится что-то красивое, важное. Чтобы дети привыкали к хорошему. Стройка не охранялась совсем. Только кладку начали делать, ребятишки нашли баллончик с остатками краски, попортили немного, зашли мы с ребятами в магазин – тут сказали, там, видимо, до родителей дошло, объяснили дома. Никто нам не пакостил больше. И сейчас часовня не охраняемая. Хочу, чтобы все ей пользовались как своей: зашли, помолились, свечку поставили, убрались в ней, если нужно. Чтобы могилки родных всегда в порядке содержали. И ведь, правда, почти год часовня стоит, и кладбище чище стало, аккуратнее. Думали, ключ рядом с замком повесить, но опасаемся далековато от деревни, всякое бывает. Решили просто много ключей сделать и чтобы все знали у кого они: надо- приходи бери.
   Иван Васильевич Куш – второй человек на стройке Ивана Максимовича поддерживает полностью.
 - Строили вместе, вместе и ухаживать будем, - говорит он. – Сегодня листвы надуло на площадку рядом с часовней, пока ходил за метлой, смотрю, уже чисто. Знать, принял народ часовню, нужна она нам.
  - Нужна, - вторит ему Александр Владимирович Смагин, - я тоже немного помогал. Белил, красил, раствор мешал, снег убирал и от всех этих дел, прямо радость испытывал: учхоз развалился, каждый сам по себе, а тут общее дело.
 - Всех жителей поселения сплотить, сроднить должна наша часовня, - надеется Татьяна Шмайлова, депутат районного Совета, жительница Харламовского поселения. – Светлая она у нас, нужная.
Много людей в добрый день собрала часовня. Каждый нашёл в ней то, что искал – радость, память, печаль. А она так стоит – маленькая часовенка, дорогая сердцу многих, украшая Харламовское кладбище и наши сердца.
Прав был отец Олег сказав:
- Когда народ сам создаёт храм, он воспринимает его как свой, родной и необходимый.
Юлия Лещинская.
Фото Олега Бабиенко.
Таврические новости от 29 апреля 2015 года.
 Храм в селе всем миром строили

Комментариев нет:

Отправить комментарий