Каждый человек обязан знать, среди какой красоты и каких нравственных ценностей он живет. Он не должен быть самоуверен и нагл в отвержении культуры прошлого без разбора и "суда". Каждый обязан принимать посильное участие в сохранении культуры. Д. Лихачёв

вторник, 20 сентября 2016 г.

90 лет с любовью к школе



Учительница первая моя.
Статья в газете «Таврические новости» от 16 сентября 2016 года.
Анфиса Григорьевна Авраменко с утра в хлопотах, как чувствовала: гости будут – они теперь у неё не часты, но всё же случаются. Наверное от того так и дороги. Так радуют сердце.
Вести за собой
Сегодня выпускница её Валенька Яненко приехала. «Моя вожатая»называет её пожилая учительница – много интересных дел проводила Анфиса Григорьевна с ребятами, а Валенька всегда была её первой помощницей.
Валентина Ивановна, теперь Дубровская, 45 лет назад закончила школу, у Анфисы Григорьевны училась ещё раньше, ведь Авраменко – учитель начальных классов. Вроде и жизнь давно своя, и внуки уже есть, правнуки скоро, а так хочется вспомнить себя девчонкой, поговорить со своим первым и настоящим Учителем, который навсегда занял в сердце место.
- Анфиса Григорьевна всегда была для нас всех примером выдержанности, интеллигентности, отношения к людям, - говорит Валентина Ивановна, - я, как и многие наши, всю жизнь свою по ней мерила: как она бы поступила, Что решила бы, кому помогла.

Анфиса Григорьевна почти не видит. Ученицу свою по рукам да по голосу узнала. Обрадовалась! Не забывают её ребятишки, как сама Анфиса Григорьевна называет давно выросших и возмужавших своих учеников. Пять лет назад выпускники 63 года собрались вместе – все кто мог. Хоть и приехали из далека, решили застать свою учительницу врасплох, явились к ней домой без предупреждения.

- Узнаёте нас? – спросили с порога.
Память не подвела. Всех назвала по имени: Серёженька, Галенька…, всех по голове погладила, хоть и дотянуться сама уже не могла. И врасплох застать не получилось: завивка на голове всё та же, ридикюльчик, кажется, ещё тот с молодости, как новый. А уж пироги да булки всегда получались у неё отменные. Пели, плясали, жизнь школьную вспоминали.
- Вы, говорят мои ребяточки, нисколько не изменились, - рассказывает Анфиса Григорьевна. – А я смотрю на них: они-то у меня бабушки, дедушки, внучат имеют, пенсионерами стали. А я, как вроде, такая же… Только вот дочек своих двоих схоронила: в в 2010 году – Галю, в 2012 – Римму, болели сильно.
Слезинки сами собой покатились из невидящих глаз Анфисы Григорьевны. Горе-горькое у неё на сердце.
- Молодые, жить бы да жить, разве мне тут сидеть, а им лежать, а видишь ты, жизнь не разбирает, - кручинится она. А как на чебурашку лопоухого, что у кровати её стоит, взгляд упадёт, улыбаться начинает – хоть и не видит, а знает: он там…
А что за сказочный герой тут у вас примостился? – спрашивает Лидия Васильевна Брыкалова, председатель Таврического райкома профсоюза работников народного образования и науки РФ, она сегодня тоже в гостях.
-То не герой, а подарок, ученица мне моя подарила, - Анфиса Григорьевна радуется. – Хорошая дивчина, добрая, а поди-ка, жизнь не складывается. Выпивает, семьи нет. Меня, я её ещё в первом классе учила, не забывает, ни одного праздника не пропустила, всегда с поздравлением да добрым словом.
А худых слов Анфиса Григорьевна в жизни и не слышала.
- Не пришлось, - говорит, а сама будто светится вся – радуется.

Тропинка школьная моя
- Ребятишки уж, какие атаманы у меня были, а никто не обидел. Только добром да улыбкой всегда встречали. Вот Олег Викторович, директор мой последний, подтвердить может. Олег Викторович Кривошеин у Анфисы Григорьевны гость частый, не забывает коллегу.
- Десять директоров я пережила, ни на одного не обижаюсь и на меня никто, - продолжает Анфиса Григорьевна. – У всех была палочкой-выручалочкой, кого подменить, кого заменить. А как лето придёт, все в отпуска, а мне какой отпуск: мать да дочки на руках – деньги зарабатывать надо. Поставят меня на бригаду – ребятишки практику отрабатывают на учебно-опытном участке, день и ночь с ними. В июне садим, в июле полем, поливаем, в августе убираем. Наработаемся, песен напоёмся, а вечером в кино их веду, когда, бывает, поздно возвращаемся, темно уже, а все при мне, никто не разбегается. Слушают. А я рада. И в Омск возила, и в Тавричанку.
А уж Олегу Викторовичу и вовсе досталось. Девчонки все молодые поприходили и как давай в декрет ходить, он за голову и взялся. А я хоть и на пенсии уже была, а всё выручала. Сначала Татьяну Кривошеину проводила, она сыночка родила – Егорушку, потом за Марину Шрайбер работала, за Танюшу Маркер, а там Татьяна Кривошеина ещё Лёшеньку рожать надумала, поработала я ещё разок за неё. Дальше Наташа Бондаренко просила, но я уже не смогла – дочке помощь нужна была – слегла она тогда, а внучика 10-месячного нянчить некому было. Итак на 12 лет молодость себе продлила. А ведь пожилая уже была. Помню, как-то ученик мой Андрюша Шнайдер на уроке смотрит на меня, не отрывается. Я говорю: «Андрюшенька, обидно, наверное, у всех ребят учителя молодые, а у вас бабушка?». Нет, отвечает, вы у нас самая красивая. Ну, это ли не счастье? Не радость? Нужна я была детям. Востребована.

65 лет назад, переехав из Москаленского района, там после окончания Исилькульского педучилища, в 1947 году, начинала работать, перешагнула Анфиса Григорьевна порог Харламовской школы. Учитель начальных классов особого доверия у директора не вызвал – очень уж худенькая, да и росточку неприметного, никакого представительства. Потому сразу и внушать начал:
- Класс вам дадим, а ещё воспитателем назначим в интернат, там ребятишки с 4 по 10 класс из разных деревень: Сибкоммуна, Николаевка, Камышино. У кого родителей нет, кто сами сорванцы. Со всеми справиться можно, а вот один, Саша, вы с ним точно не поладите.
Потому, наверное, и тряслись у молоденькой учительницы ноги, когда шла в класс, да так, что еле удержалась, когда пробегающий мимо мальчишка врезался в неё. Остановила его, к себе прижала, всё как есть рассказала: что первый день и немного страшно. Сашок всё понял и никогда ничем не обидел.
- А не так давно встретила его на автовокзале, - рассказывает Анфиса Григорьевна. – Увидел, обрадовался, поднял меня, только ноги в воздухе болтаются. Кричу: «Саша, поставь, люди смотрят». А он: «Что мне люди, пусть хоть весь союз смотрит». Потом поставил так аккуратненько, да и говорит: Я вас никогда не забуду. Какое же у вас доброе сердце и золотой характер!». Так и сказал. Я прямо тут и села от радости. Вот ведь деточки мои. Выросли. Помню, дам задание, они пишут, стараются, головки склонят к тетрадочкам, а я отойду к окну и любуюсь – красивые, умные. А ведь кто их научил – я. Думают, мыслят, предложения высказывают. А кто их научил – тоже я. Ох, как приятно. И наград никаких не надо.

Настоящий учитель


Шесть с половиной лет своей долгой педагогической жизни отработала Анфиса Григорьевна в интернате – на неделю ребятишкам из деревень заменяла отца, мать, родной дом.
- Хорошие было время, - вспоминает она. – Уроки выучим, дела сладим, на крючок закроемся, натанцуемся сколько нам надо и спать. А я уж за ночь потихонечку, кому что постирать, погладить, утречком встанут, всё чистенькое. В школу их провожу, пол перемою, порядок наведу и за ними следом – посмотреть, как отвечают, как уроки выучили. Домой только на несколько часов прибегала: по хозяйству помочь. Дочки мои с мамой росли. Я ведь в интернате и воспитателем, и уборщицей числилась, две зарплаты получала – 70 и 32 рубля. И чтоб, когда уставшая была, не помню такого. Разве любимая работа может утомить. А я школу любила. Никогда за всю жизнь не пожалела, что в неё пришла да и осталась. Все 40 лет как на праздник, бегом и ни на кого я никогда не рассердилась, ни на кого обижена не была. Ни одного своего ученика к директору не водила. Было всякое. Справлялась. Помню, один такой трудный мальчонка попался. Не запоминает и всё. Бьюсь, бьюсь, а сделать ничего не могу. Ну, думаю, если научу читать, значит, я настоящий учитель, нет – уходить пора. Сумела. Научила. Ещё и хорошистом стал – вкус к учёбе почувствовал.
- А ваш муж? – осмелилась спросить я.

- Раньше же призывы были, лозунги. Один из таких в 1961 году и зазвыал моего мужа на БАМ, Тайшет строить. Сначала деньги присылал, после – погиб. Встречаться с другим – я не смогла, боялась. Ой, как боялась. Ведь в деревне как: коров выгнали, и пошли учителей разбирать. И чтоб меня тоже – не хотела. Да как же я к детям приду, если с кем-то из мужчин меня увидят. Вот так красной девкой 65 лет и прожила. Никто ко мне не подошёл, никуда не повёл, никуда я не пошла. А мероприятие в школе какое, так соседи у меня хорошие были, тоже в школе работали: Георгий Иванович и Мария Никифоровна, с ними на вечер, с ними и с вечера вернусь.
Иногда, правда, бывало, подумаю про себя: как бы было, если за мужем-то была, за спиной его, за человеком. Но не случилось.
Анфиса Григорьевна с желанием вспоминает то время, когда дети, её дети,были всегда рядом.
- Я от ребятишек своих никогда не отставала, куда они, туда и я: они на соревнования, я с ними, они на экзамены, я в коридоре жду: выйдут-зайдут, знают, что не одни. В конце каждого учебного года обязательно давала открытый урок, да не один. Чтоб учителя, родители видели, чему я научила детей. Так его запланирую, проведу, что у самой дух захватывает – не зря год прошёл. А ребятишечки, конечно, разные: есть сильные, хваткие, есть слабенькие ребятки. Со всеми занималась, когда нужно, оставалась дополнительно. По квартирам ходила, беседы проводила.
 
Секрет долголетия
- А помощь вам местная власть какую-нибудь оказывает? – спросил кто-то из гостей.
- А какая помощь? Я ни в чём не нуждаюсь. Всё у меня есть. Сама при уме. Потихонечку справляюсь. Приспособилась. Вижу плохо, так я по часам. Поставлю кастрюльку, закипела, пяток-десяток пельмешек кинула, засекла 10 минут, сварились. Кашу молочную в кружке эмалированной варю: того-другого добавлю, время выжду, масличка положу. Да какая каша получается – кого не угощаю, все хвалят. А коли стряпанного захочу – пирогов там или блинков, так соседи пропасть не дают – всегда угощают. Помощница из обслуживания у меня есть. Только что ей надоедать, коли сама справляюсь. Помогает, не без этого. Но не будет же она со мной весь день сидеть. Огород сажу: 10 кустиков помидоров, луночка огурцов, три вилка капусты. Поливаю по дням: понедельник, четверг, суббота. Трудновато, конечно: иду лейка туда-сюда болтается, и я с ней. Не вижу, но знаю: тут примерно посадки должны быть – лью. Всё родится. А батун у меня какой! Прямо столбом стоит. Батарея, правда, как-то у меня холодная была. Мерзла. Так я к соседу. Говрю: «Виктор Николаевич, будь моим личным слесарем». Не отказал. Всё поправил. Всё у меня хорошо. Всё нормально. Я ведь не одна – в коллективе живу. Пропасть не дают. Мир-то не без добрых людей.
Анфиса Григорьевна не унывает:
- Много было у меня в жизни горя, много и радости. Только в школу я всегда на крыльях летела, потому как учитель – это большая радость. И сейчас хотят меня видеть мои дети, желают со мной встретиться – это ли не счастье? Счастье и какое большое! Народ мой, харламовский, никогда меня не забудет. Потому как никому я вреда не наделала, а только помочь старалась, может поэтому и живу долго…

19 сентября Анфисе Григорьевне Авраменко, учителю начальных классов Харламовской школы, исполняется 90 лет.
В гостях у настоящего Учителя побывала Юлия Лещинская.

На фотографиях моменты юбилейного дня рождения Анфисы Григорьевны, 19 сентября 2016 года.
Здоровья и счастья Вам, Учитель!

Комментариев нет:

Отправить комментарий